Новости

13.11.2006 00:00

Глава Роскосмоса Анатолий Перминов объясняет, зачем россиянам все-таки надо летать

"Вот скажите: зачем нам эти полеты в космос? - спрашивает газету инженер Сергей Петрович Трофимчик, приславший в "Труд" письмо по электронной почте (сайт www.Trud.ru, отклики на статью "Гольф на орбите"). - Денег, что ли, некуда девать?"
 
С письма и началась наша беседа с руководителем Федерального космического агентства Анатолием Перминовым, ракетчиком с большим стажем, который и космодром Плесецк возглавлял, и командовал Космическими войсками.


- Анатолий Николаевич, Европейское космическое агентство продало промышленности почти 200 новейших технологий на сотни миллионов евро. В США есть сеть специальных центров передачи новшеств из космической отрасли предприятиям других сфер, отдача от использования ноу-хау - многие миллиарды долларов. А что у нас?

Хотел бы развеять бытующее заблуждение относительно российской космонавтики, якобы глубоко убыточной и ничего не дающей взамен. Приведу лишь цифру, не известную читателям "Труда": экономический эффект на один рубль, вложенный из госбюджета в космическую программу с 2001 по 2005 год, составил 2,3 рубля. Как видим, космическая отрасль убедительно демонстрирует экономическую эффективность, которая в перспективе будет возрастать.
 
СПУТНИКИ - НАШИ, А ДОХОДЫ - НЕТ


- Если так, почему отдельные предприятия отрасли находятся в тяжелой финансовой ситуации?

 
Дело в законодательной базе. Спутники связи делаем и выводим на орбиту мы, а коммерческий доход делят операторы. Систему навигации ГЛОНАСС разворачиваем тоже мы, а используется навигационный сигнал потребителями практически вообще бесплатно. Нужно, чтобы хотя бы часть доходов приходила на наши предприятия.


В странах Евросоюза, Японии, Южной Корее, Китае широко используются меры государственной поддержки производителей экспортно-ориентированной наукоемкой продукции. У нас такого нет. И кредиты в России брать невыгодно. К тому же даже с авансовых поступлений надо платить НДС. Из-за всех этих подножек мы рискуем потерять золотой фонд космической индустрии. Речь идет не только об уникальных предприятиях, но и о судьбе десятков тысяч высококлассных рабочих и специалистов. Роскосмос, конечно, пытается помочь, используя внебюджетные средства, но это не является кардинальным решением проблемы.
 
- Эффективность автоматических космических аппаратов хорошо известна. А надо ли тратить деньги именно на пилотируемые полеты? Бывший генеральный конструктор космических кораблей и станций академик Мишин за несколько месяцев до смерти говорил мне, что сожалеет о сделанных ошибках. По его мнению, орбитальные комплексы должны быть не общего профиля, а специализированными, например, для ремонта уникальных исследовательских спутников, для обслуживания заводов и лабораторий на орбите. А, к примеру, Международная космическая станция - только пустая трата денег.
 
Специализированные космические станции - это уже следующее поколение пилотируемых космических средств. Все необходимые технологии для их создания мы как раз и отрабатывали на "Салютах", "Мире", а сегодня - на МКС. Без накопления такого опыта о специализированных станциях говорить не приходится. Например, невозможно было бы отремонтировать на орбите уникальный телескоп "Хаббл" стоимостью 1,5 миллиарда долларов, если бы соответствующую технологию астронавты заранее не отработали в космосе.


Надо использовать МКС с максимальной эффективностью. Например, разместить рядом с ней автономный лабораторно-производственный комплекс, который будет выпускать эксклюзивную продукцию. А космонавты смогут время от времени посещать комплекс, забирать то, что изготовлено, запускать новый технологический процесс. И вот вам важная новость: в России началось проектирование первого такого опытного комплекса.