РОСКОСМОС-СПОРТ

Новости

01.04.2009 10:10

В ШАГЕ ОТ КРАСНОЙ ПЛАНЕТЫ - Интервью начальника Управления пилотируемых программ Роскосмоса Алексея Краснова для сайта Федерального космического агентства (Роскосмоса)

Интервью начальника Управления пилотируемых программ Роскосмоса Алексея Краснова для сайта Федерального космического агентства (Роскосмоса)

31 марта в Институте медико-биологических проблем РАН стартовал 105-суточный изоляционный эксперимент в рамках российского научного проекта «Марс-500» – подготовки экспедиции на Красную планету. Как сказал командир экипажа космонавт-исследователь Сергей Рязанский, это пока не шаг, а занесенная для шага нога...


О том, что необходимо сделать, чтобы этот шаг состоялся, мы попросили рассказать начальника Управления пилотируемых программ Роскосмоса Алексея Краснова.


- Алексей Борисович, как вы оцениваете в целом ситуацию в космической отрасли?


- Мы переживаем сейчас эпоху юбилеев – 100-летие главных конструкторов, 75-летие Юрия Алексеевича Гагарина, буквально на днях (5 апреля) исполняется 100 лет соратнику С.П.Королева - Михаилу Сергеевичу Рязанскому, который внес огромный вклад в радиотехническое обеспечение отечественной космонавтики.


То, что задумывали наши великие предшественники, начинает постепенно сбываться. Осуществляются пилотируемые полеты, развивается Международная космическая станция. Почти полностью собраны – и мы планируем еще достраивать к МКС – российские модули, в частности, многофункциональный лабораторный модуль. Все это свидетельствует о том, что при поддержке руководства страны реализуются «Основы политики Российской Федерации на период до 2020 года и дальнейшую перспективу» в области космической деятельности. Это новый взгляд на «Федеральную космическую программу России на 2006 - 2015 годы». Необходимость в ее ревизии была вызвана тем, что она принималась в других экономических условиях. И даже такой сторонник жесткой экономии, как Герман Греф, сказал о ней, что это программа не развития, а выживания космонавтики. Сейчас она пересмотрена с таким расчетом, чтобы, действительно, стала программой развития. Мы смотрим вперед, рассчитываем на перспективу, даем возможность нашим предприятиям, а также нашим коллегам в Академии наук и многим научным институтам осуществлять космические проекты.


- Что нового внес 2009 год в программу пилотируемых полетов?


- Сейчас Россия будет обеспечивать весь транспортный поток экипажей на Международную космическую станцию – это свидетельство доверия к российскому опыту и технике. В текущем году по программе пилотируемых полетов запланировано существенное финансовое приращение, которое позволяет нам осуществлять переход к составу международного экипажа МКС из шести человек.


Пессимистов до сих пор хватает, кто-то сомневается в том, сможем ли мы ежегодно осуществлять 3 – 4 пилотируемых полета к МКС, да еще запускать 6 – 7 «грузовиков». Почти каждый месяц с Байконура должна стартовать ракета к МКС. Но мы оптимисты и считаем, что «Основы политики Российской Федерации на период до 2020 года и дальнейшую перспективу», так называемая программа «2020» позволит нам приподнять промышленные мощности российской космонавтики, вернуться отчасти к прежнему промышленному потенциалу и провести его перевооружение.


- Трудно быть оптимистом, когда все говорят только о кризисе... Хватит ли средств на реализацию космических программ, в частности, на подготовку полетов к другим планетам?


- В этом году международный экономический и финансовый кризис дает о себе знать. Тем не менее, в скорректированном проекте бюджета на 2009 год снижения финансирования отечественной ракетно-космической отрасли не предусмотрено. Ведь космонавтика является еще и технологической базой страны в области реализации перспективных нанотехнологических и инновационных проектов. К примеру, благодаря пилотируемой космонавтике человечество получило множество изобретений, в том числе в области альтернативного получения энергии, в биологии, физике и т.д. С продвижением космических технологий, с выходом на новые рынки космических услуг связаны и планы диверсификации российской экономики, придания ей инновационного характера развития. Об этом говорил Председатель Правительства России В.В. Путин на совещании по вопросам развития производственной и испытательной базы ракетно-космической промышленности в Государственном космическом научно-производственном центре имени М.В. Хруничева 18 марта этого года.


Это особенно важно знать создателям ракетно-космической техники. Два года назад на создание перспективного пилотируемого корабля выделялось лишь 50 млн. рублей – на эту сумму из папье-маше мало что сделаешь. А сейчас появились средства, позволяющие рассчитывать на эскизное проектирование.


- Алексей Борисович, расскажите, пожалуйста, каким будет новый корабль?


- 30 марта в Роскосмосе вскрыли конверты участников конкурса с предложениями о создании перспективного пилотируемого корабля. По условиям конкурса пока лидируют две организации – Ракетно-космическая корпорация «Энергия» и Государственный космический научно-производственный центр имени М.В. Хруничева. Их заявки будут внимательно рассмотрены, и я уверен, что в этом году начнется эскизное проектирование нового космического корабля, а в следующем году эскизный проект будет готов к утверждению.


Конечно, мы все живем в едином экономическом пространстве, понимаем, что ситуация может измениться, но надеемся на лучшее. Рассчитываем, что будущий корабль станет новым шагом в пилотируемой космонавтике, а не повторением пройденного. Он должен позволить нам доставлять до шести человек на космическую станцию, находящуюся на околоземной орбите, возвращать груз до 500 килограмм и доставлять до четырех человек на станцию, находящуюся на окололунной орбите. Летные испытания нового корабля мы рассчитываем начать еще в период эксплуатации МКС, имея в виду, что она продолжится до 2020 года. А после этого срока новый корабль должен иметь функциональную способность интегрироваться в другие системы и служить основой для формирования дальнейших экспедиционных комплексов.


- От чего зависит выполнение планов создания нового космического корабля?


- Создание пилотируемого корабля зависит от финансирования и готовности международного космического сообщества, точнее сказать – политиков предложить новый проект с использованием имеющегося опыта совместного строительства и эксплуатации Международной космической станции. Без объединения ресурсов нельзя рассчитывать на серьезные лунную и марсианскую программы. Вместе с тем, полагаю, что российская программа должна быть самодостаточной и интересной для нас в национальном плане – с целью загрузки и развития нашей науки и промышленности, и в то же время интересной для международного сообщества. Надеюсь, что мы пойдем по этому пути.


- С созданием нового пилотируемого корабля у наших космонавтов появляется реальный шанс побывать на Красной планете?


- Без перспективы у людей не будет энтузиазма, горящих глаз, а мы их выдели 31 марта у участников 105-суточного эксперимента, который осуществляется в рамках подготовки межпланетной экспедиции по программе «Марс-500». У меня было такое ощущение, что команду испытателей мы отправляем не в специальный модуль, имитирующий на земле условия полета к Марсу, а уже на Байконур. Их энтузиазм заразителен. Я уверен, что их опыт позволит лучше подготовиться к очень ответственному, потрясающе сложному эксперименту, который планирует начать в конце года Институт медико-биологических проблем РАН. Следующий эксперимент будет длиться 520 суток, а может быть, еще дольше.


Самое главное для подготовки экспедиции на Марс – изучить психофизиологические возможности человека, узнать, насколько мы готовы к длительному полету к другой планете. Технические потребности марсианской программы нам во многом уже известны. Нам надо переходить на ядерные принципы ракетного двигателестроения, нужно прорабатывать вопросы радиационной защиты. Уже рассматривались различные модели такой защиты и в ЦНИИ машиностроения, и в РКК «Энергия», которые темой марсианского полета давно занимаются и изучают различные подходы. Это стимул к развитию российской космонавтики. То, что происходит сегодня – я имею в виду 105 суточный эксперимент – это свидетельство нашей готовности идти вперед, потому что основу дальнейшего развития отечественной космонавтики надо закладывать уже на рубеже 2014–2015 годов для обеспечения преемственности МКС и создания того, что будет после МКС.


- Будут ли продолжены пилотируемые полеты на околоземной орбите после завершения работы МКС?


- Уверен, что мы не забросим работу на низкой орбите. Все, что на ней до сих пор сделано, это некое начало будущей работы. Мы пока не достигли промышленных результатов в производстве образцов различных элементов в условиях невесомости, не достигли идеальной микрогравитации, которая нашими специалистами давно рассматривается как вариант экспериментального приборостроения в космосе. Одним словом, работа на низкой орбите останется. Ее можно будет использовать и в создании сборочно-экспериментального комплекса для отправки экспедиций к Луне, а в перспективе, наверное, и к Марсу. Хотя есть сценарий полета к Марсу и «через Луну».


Я очень рад тому, что мы думаем об этом. И не только думаем, но и делаем. 105-суточный эксперимент – это уже реальная подготовка к полету на Марс.


- Как вы думаете, новые проекты освоения Луны и полета на Марс вызовут у современной молодежи такой же энтузиазм, как после полета в космос Юрия Гагарина?
- Мы рассчитываем на молодое поколение и на повышение его интереса к нашей профессии. Космонавтика стала отчасти повседневным делом, как порой говорят, рутиной. Полет человека в космос сейчас обыденность, стыковки космических кораблей с МКС происходят чуть ли не каждый месяц. Должны появиться новые проекты, чтобы пробудить у молодежи интерес к научным исследованиям и работе на предприятиях Роскосмоса.


- Спасибо.


Записал Владимир ГУНДАРОВ.

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".