Новости

08.07.2009 16:17

Патриарх космонавтики академик Борис Черток в журнале «Российский космос» (№7) высказал уникальные идеи. Соратник Королева предлагает создание в космосе универсальных тяжелых платформ различного назначения

Патриарх ракетно-космической техники Борис Черток опубликовал новую статью в журнале «Российский космос» (№7). Идеи, высказываемые академиком, уникальны. Соратник Королева предлагает создание в космосе ядерно-энергетических установок и универсальной тяжелой платформы двойного или даже тройного назначения…

"Звездные войны? Сотрудничество!

О будущем, о необходимости создания ядерно-энергетических установок и универсальной тяжелой платформы двойного или даже тройного назначения размышляет патриарх ракетно-космической техники академик Борис Черток:

Трагический распад Советского Союза и последовавшие за ним криминальные и разрушительные реформы привели к ухудшению состояния российской экономики, разрушению оборонной промышленности и деградации некогда действительно грозной армии. По выражению министра обороны США Роберта Гейтса, российские Вооруженные силы «значительно усовершенствовались после коллапса 90-х годов, но все еще остаются только тенью своего советского предшественника». Согласно антиамериканской и антинатовской концепции сегодня нашу безопасность обеспечивают стратегические ракетно-ядерные средства, унаследованные Россией после распада Советского Союза.
По оптимистическому прогнозу Института мировой экономики и международных отношений РАН у России есть большие шансы к 2020-2025 годам стать крупнейшей экономикой Европы и занять по валовому внутреннему продукту пятое место в мире. Но успех придется обеспечить надежной защитой. Скорее всего, это будет уже не «ядерный зонтик», а стратегия соперничества, использующая техническое превосходство и быстрое внедрение технологических новшеств. К примеру, лучевое и пучковое оружие космического базирования может стать средством мгновенного реагирования и нанесения точечных ударов по средствам связи, коммуникациям и пунктам управления вооруженными силами потенциального агрессора, по его стартовым позициям ракет дальнего действия.

Универсальная космическая платформа

В отличие от стратегических ядерных средств (СЯС) космическое оружие предназначено не для массового поражения живой силы или населения, а для нанесения ударов по небольшим стратегически важным объектам.
Идея создания лучевого космического оружия, основанного на предельно высоких концентрациях энергии, обсуждалась в свое время (с участием автора) академиками С. П. Королевым и Г. И. Будкером еще в начале 60-х годов прошлого века. При рассмотрении казавшихся тогда полуфантастических проектов С. П. Королев высказал идею разработки тяжелых космических платформ, обладающих большой электрической энергетикой.
Предложение о больших космических платформах двойного назначения удалось осуществить только после создания сверхтяжелой ракеты-носителя «Энергия». С помощью разгонного блока в качестве третьей ступени она могла вместо космического корабля «Буран» доставить на геостационарную орбиту (ГСО) космический аппарат массой до 18-20 т. Современные ракеты-носители и разгонные блоки способны вывести не более 3,5 т.
В 1988 году возникла острая необходимость в полезных нагрузках для ракеты «Энергия». Таковой могла стать тяжелая платформа на ГСО. Проект универсальной космической платформы (УКП) для глобальной связи по принципу «каждый с каждым» разработан в РКК «Энергия». Проектирование велось под лозунгом: «Тяжелая космическая платформа — легкий наземный аппарат массового потребителя».
Эскизный проект и предложения по реализации одобрила Военно-промышленная комиссия при Совете министров в 1989-1991 годах. 5 февраля 1991 года вышел Указ президента СССР М. С. Горбачева «Об осуществлении создания спутниковых систем связи на базе тяжелых унифицированных платформ, выводимых в космос ракетой «Энергия». Кстати, это был один из его последних указов. Для получения средств на создание и соответственно продолжение производства тяжелых носителей решили привлечь иностранные фирмы «Сименс» и «Бош», Европейское космическое агентство. Наши специалисты тогда побывали в Германии, Франции, Нидерландах, Польше.
Но ракета-носитель «Энергия», как и вся государственная оборонная промышленность, мешала становлению экономики «свободного рынка». Прекращение производства носителей «Энергия» привело к остановке работ над УКП. Однако в конце первого десятилетия XXI века идея размещения тяжелых платформ на ГСО вновь стала актуальной. Как показали исследования, проблему вывода больших масс на ГСО можно решить и без сверхтяжелых носителей.

ЯЭУ и ЭРДУ

На геостационарной орбите стало тесно. Первые космические аппараты появились на ГСО еще в 60-х годах прошлого века. С тех пор общее число выведенных на ГСО КА различного назначения достигло 2000. Общий ежегодный прирост составляет в настоящее время 20-25 аппаратов.
Высота ГСО позволяет «обозревать» почти треть земной поверхности. Три спутника, размещенные на ГСО на расстоянии 120°, охватывают всю земную поверхность, за исключением приполярных районов (севернее и южнее широты 75°). Государство, первым осуществившее вывод на ГСО тяжелых платформ двойного назначения, получит сильные стратегические позиции в будущем многополярном мире.
Как это ни парадоксально, но после уничтожения сверхтяжелого носителя «Энергия» Россия сможет создать систему доставки на ГСО космических аппаратов массой в десятки тонн, пользуясь существующим носителем «Протон-М», будущим «Ангара-5» и даже «Союзом-2».
Если «Протон-М» выведет на околоземную орбиту высотой 300-500 км космический аппарат массой до 20 т, то дальнейшую доставку на ГСО обеспечит ядерно-энергетическая установка (ЯЭУ). Ее энергетика необходима для работы электроракетных двигателей в течение 100-300 суток (в зависимости от мощности), необходимых для достижения ГСО. Использование ЯЭУ позволит иметь в космосе платформы, несущие компактные мощные установки.
Россия была и пока еще остается мировым лидером в области космических реакторных ЯЭУ и опережает США примерно на пять лет. До 90-х годов в Советском Союзе разработка космических ЯЭУ велась очень интенсивно. В РКК «Энергия» в кооперации с организациями бывшего Минсредмаша проектировали космические ЯЭУ на основе термоэмиссионного реактора-преобразователя на быстрых нейтронах и высокотемпературной литий-ниобиевой технологии мощностью 150-600 кВт для межорбитального буксира. В перспективе, для пилотируемой экспедиции на Марс, предполагалось довести мощность до мегаватт. Конструкторы и технологи в широкой кооперации создали современную экспериментальную базу. Удалось освоить производство новых высокотемпературных сплавов, надежной высокотемпературной арматуры (рабочая температура до 1300 К), изготовить и испытать основные элементы и системы ЯЭУ. В 80-х годах была практически доказана реальность создания ЯЭУ мощностью до 600 кВт еще до конца XX века.
В начале 90-х годов крупные НИОКРы из-за экономических причин и утери стратегических целей формально прекратились. Однако в полной мере подавить энтузиазм разработчиков не удалось, и всеми правдами и неправдами в головных организациях продолжались проектные и экспериментальные исследования. Сохранилась и основная кооперация исполнителей.
Проведенные НИОКРы подтверждают реальную возможность создания межпланетных многоразовых транспортных средств на основе ЯЭУ и ЭРДУ с удельным импульсом, в десять и более раз превышающим импульс традиционных ЖРД, использующихся для доставки космических аппаратов на ГСО.
ЯЭУ мощностью от 150 до 600 кВт появятся в ближайшие 8-10 лет. За это время можно спроектировать универсальную тяжелую платформу двойного или даже тройного назначения. Масса такой платформы по предварительным расчетам достигает 50-60 т.
Для ее выведения потребуются три пуска таких носителей, как «Протон-М». На околоземной орбите при активном участии космонавтов-монтажников проводятся сборка и орбитальные испытания платформы. После этого ЯЭУ включается для питания ЭРДУ. По расчетам, собранную на околоземной орбите платформу массой 50 т можно доставить на ГСО за 250-300 суток.
УКП состоит из трех модулей массой около 15-20 т каждый. Первый предназначен для замены десятков аппаратов космической связи, претендующих за места на ГСО. На нем устанавливаются сотни ретрансляторов всех используемых в космической связи диапазонов.

Оружие будущего — «электромагнитные снаряды»

Владеющее ГСО государство имеет возможность заранее заключить контракты на предоставление услуг связи в любом районе планеты, кроме приполярных областей. Активные фазированные антенные решетки позволят предоставить каждому заказчику требуемое количество стволов связи, нужных частот и район обслуживания. Коммерческое использование частотных ресурсов связного модуля может покрыть расходы по его созданию и эксплуатации.
Затем на околоземную орбиту выводится модуль с оптико-электронными системами дистанционного зондирования Земли и новыми видами космического оружия. И, наконец, третьим пуском — ядерно-энергетическая установка. Три модуля сближаются на околоземной орбите. Для надежности и подготовки к перелету на ГСО сборочно-монтажные работы на околоземной орбите целесообразно проводить с участием космонавтов-монтажников. Их доставляют в космос на пилотируемых кораблях. Опыт работы космонавтов на станциях «Мир» и МКС показал, что монтажники в космосе не лишние.
От третьего, «боевого», самого технологически сложного модуля будущей УКП зависит готовность всей системы. Новое космическое оружие — поражающее лазерное и высокочастотное — будет обладать высокой точностью, мощностью локального удара и способностью электронного ослепления противника с целью вывода из строя систем управления его вооруженными силами на всех уровнях.
Для УКП потребуются специальные разработки, основанные на уже известных принципах создания мощных лазерных систем. Существенным новым военно-техническим фактором может стать оснащение «боевого» модуля УКП генератором мощного сверхширокополосного электромагнитного излучения.
Системы направленной электромагнитной энергии независимо от российских успехов в космонавтике будут играть все более важную роль как новый вид атакующего и оборонительного оружия. Современные средства вооружения широко используют новейшие достижения электроники, основанные на чипах и других полупроводниковых приборах, оперируют очень невысокими уровнями напряжений и токов. Ударное воздействие на все виды электромагнитных систем в районе, требующем подавления, приведет к наведенным токам, напряжениям в электронных цепях и к возможным разрушениям внутричиповых связей.
Таким образом, выводятся из строя системы связи, навигации, радиоуправления крылатыми ракетами и все виды наземных и низкоорбитальных спутниковых информационных систем. Уникальные свойства сверхширокополосных электромагнитных излучателей обеспечивают прохождение «электромагнитного снаряда» через приземную атмосферу и различные диэлектрические среды.
Отечественные разработки космических ядерно-энергетических установок, электроракетных двигательных систем, мощных лазеров и уникальных генераторов мощного широкополосного электромагнитного излучения опережают аналогичные работы за рубежом. Будет стратегической ошибкой, если российское руководство не использует эти преимущества.

Альтернатива — совместная система ПРО
Есть еще одна альтернатива — создание на геостационарной орбите международной космической платформы, станции совместной противоракетной обороны.
Профессор Массачусетского технологического института Теодор Постол, эксперт по вопросам национальной безопасности США, предложил создать совместную систему ПРО, способную сбивать иранские или северокорейские ракеты большой дальности в начале их активного участка или на стартовой позиции. По мысли профессора Постола, противоракетное оружие размещается на специальных беспилотных летательных аппаратах, которые поднимаются по тревоге или постоянно дежурят в воздухе. Это оружие применяется после обнаружения спутниками-шпионами подготовки к пуску или пуска опасной баллистической ракеты дальнего действия.
Такую систему в принципе можно разместить вблизи областей, вызывающих тревогу у могучих, но «миролюбивых» стран. Но если число таких ракетоопасных государств приблизится к пяти, то подобная ПРО вряд ли окажется эффективной. Постоянно дежурящая на геостационарной орбите универсальная платформа сама сможет обнаруживать подготовку или пуск баллистической ракеты и своими лучевыми средствами уничтожать ее за доли секунд.
Ценность предложения Постола в том, что система ПРО должна быть совместной. России и США в одиночку создать эффективные средства ПРО на геостационарной орбите в ближайшие пять — десять лет не удастся. А если объединить материальные затраты, интеллектуальный потенциал и космический энтузиазм, так же как в проекте МКС, то можно создать прин­ципиально новую технологическую систему обеспечения мира.
Борис Черток, академик РАН "

Журнал «Российский космос» (№7)
____________________________________________________----

Биография Б.Е. Чертока(Источник: Сайт: Космический мир)

Российский ученый и конструктор в области ракетно-космической техники. Родился 1 марта 1912 года в Польше в городе Лодзи, где его отец работал бухгалтером на текстильной фабрике. В Польше семья оказалась из-за матери-революционерки, которая после разгрома революции 1905 года вынуждена была эмигрировать, жила в Швейцарии, во Франции, а потом осела с мужем в Лодзи. В 1914 году, после начала Первой мировой войны, когда Польша оказалась зоной боевых действий, семья вместе с потоком беженцев выехала в Россию и поселилась в Москве. Детство Бориса прошло за Пресненской заставой. Рядом с домом располагались Ходынская радиостанция (в те годы самая мощная в стране) и Центральный республиканский аэродром. Это соседство стало причиной увлечения авиацией и радиотехникой, во многом определившего судьбу Чертока в будущем. Будучи школьником, бегал в радиоклуб и даже печатался в журнале «Радио всем». В 1929 году закончил среднюю школу и пытался поступить на электротехнический факультет Московского высшего технического училища, но не был принят по причине отсутствия пролетарского происхождения. Пришлось устроиться электромонтером на Краснопресненском силикатном заводе. Осенью 1930 года стал работать электромонтером на авиационном заводе № 22 имени «Десятилетия Октября» (ныне - Завод имени Хруничева). Был активным комсомольцем, в 1932 году по убеждению вступил в РКП (б). Увлекался общественной работой, организовал летную школу, агитировал записываться в парашютный кружок. В 1932 году был избран секретарем комитета комсомола завода. С увлечением занимался изобретательством. Одно из его первых крупных изобретений - автоматический бомбосбрасыватель. За это изобретение он получил неслыханную по тем временам премию - 500 рублей. Был одним из создателей оборудования для новейших по тем временам самолетов. В 1934 году, заработав необходимый трудовой стаж, поступил на вечернее отделение Московского энергетического института. В том же году как активный изобретатель был направлен в конструкторское бюро (КБ) Виктора Федоровича БОЛХОВИТИНОВА и сразу же оказался во главе бригады, разрабатывавшей спецоборудование для самолетов. Работа в коллективе Болховитинова оказалась прекрасной школой для молодого инженера. Нельзя не отметить, что школу Болховитинова прошли многие замечательные отечественные конструкторы: Александр БЕРЕЗНЯК, Алексей ИСАЕВ, Василий МИШИН, Константин БУШУЕВ, Николай ПИЛЮГИН, Архип ЛЮЛЬКА и другие. В 1937 году Черток был назначен ведущим инженером по спецоборудованию первого самолета ДБ-2, который под индексом полярной авиации Н-209 готовился к перелету из Москвы в США через Северный полюс. Перелет, предпринятый по инициативе известного полярного летчика С. А. Леваневского, закончился катастрофой, причины которой неизвестны до сих пор. В 1937 года КБ Болховитинова переехало в Казань, но Черток остался в Москве и был переведен на должность начальника бригады спецоборудования и вооружения в КОСТР - серийное конструкторское бюро завода № 22. В конце 1938 года ушел с завода № 22 для окончания учебы на пятом курсе института. В 1939 года возвратился в коллектив Болховитинова, который к тому времени вернулся из Казани в Москву и обосновался на небольшом опытном заводе № 293. Здесь Черток писал свой дипломный проект «Система переменного тока для тяжелого бомбардировщика», который и защитил в том же 1939 году. На заводе № 293 он проработал до 1944 года, руководил отделом спецоборудования. Один из участников создания первого советского ракетного самолета БИ-1, разработал для него систему зажигания и систему радионаведения. В 1945- 1946 годах находился в Германии, где вместе с другими советскими специалистами изучал ракетную технику поверженной Германии. Именно в Германии произошла первая встреча Чертока и Королева, которая связала их на 20 лет совместной работы до самой смерти Сергея Павловича КОРОЛЕВА. После возвращения в Москву стал работать в НИИ-88, возглавлял отдел «У» (отдел систем управления). Принимал участие в изучении, сборке и первых пусках трофейных ракет Фау-2, а затем в разработке, производстве и испытаниях их советского аналога Р-1, а затем и всех последующих советских боевых ракет. В 1950 году перешел на работу в ОКБ-1 (КБ Королева) заместителем начальника отдела № 5 (отдел систем управления), начальником которого в тот период был Михаил Кузьмич ЯНГЕЛЬ. В 1952 году после перехода Янгеля из ОКБ-1 на должность директора НИИ-88 снова был назначен начальником отдела. Черток являлся одним из ближайших соратников Королева, его заместителем, «генералом от космоса». Разрабатывал системы управления для всех ракет королевского КБ, для искусственных спутников Земли, автоматических межпланетных станций. Занимался проблемами астронавигации. Ни одна разработка королевского КБ не проходила без участия Чертока и все успехи Чертока - это успехи и КБ. Участник создания ракеты Р-5 - носителя ядерного оружия. 20 апреля 1956 года за участие в создании и испытаниях ракеты Р-5 награжден орденом Ленина. Участник создания первой в мире межконтинентальной баллистической ракеты Р-7 и первых космических пусках. В 1957 году удостоен Ленинской премии за участие в создании ракеты Р-7 и запусках первых искусственных спутников Земли. Участник создания первых межпланетных станций и подготовки первого в мире полета человека в космос. 17 июня 1961 года за участие в работах по осуществлению первого в мире полета человека в космос удостоен звания Герой Социалистического Труда. В 1976 году удостоен Государственной премии СССР за участие в разработках образцов ракетно-космической техники. Член-корреспондент Российской академии наук с 1968 г.), действительный член Международной академии астронавтики. В 1992 году награжден золотой медалью РАН имени Б. Н. Петрова. В настоящее время проживает в Москве, но продолжает активно работать, является главным научным консультантом НПО «Энергия», председателем секции научного совета Российской академии наук по управлению движением и навигации. Продолжает читать лекции студентам Московского физико-технического института и Московского государственного технического университета имени Н. Э. Баумана. Автор книг «Ракеты и люди» и «Ракеты и люди. Фили - Подлипки - Тюратам».

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".