Новости

27.08.2009 17:30

На перепутье. Перспективы и программы космических исследований в США

Из доклада заместителя директора программы пилотируемых космических полетов НАСА в России заместителя директора программы пилотируемых космических полeтов НАСА Марка Боумана на 6-м Международном аэрокосмическом конгрессе IAC’09 (Аудиозапись пресс-службы Роскосмоса):

«Для меня большая честь выступать с докладом от имени НАСА на Конгрессе, посвященном 75-летию со дня рождения Ю.А. Гагарина.
Моя страна сейчас находится на распутье. На этом этапе будут приняты очень важные для развития космонавтики решения.
Колоссальные достижения космонавтики и астронавтики и всех смежных технологий произошли всего за десять лет – от запуска первого искусственного спутника Земли и до начала осуществления программы «Аполлон». Однако за последующие 40 лет темпы развития замедлились. Можно, конечно, сослаться на политические и экономические причины, но все равно это не так. Если честно признаться, то в 1969 году космические технологии находились в авангарде науки. Нам нужны были надежные компоненты, предназначенные для экстремальных условий. В результате происходило бурное развитие микроэлектроники, специальной металлургии, материаловедения. Сегодняшние технологии не успевают развиваться, они не отвечают современным требованиям.
Мы являемся заложниками собственного успеха. Мое поколение разбаловано достатком и роскошью (По всей видимости имеется ввиду родина г-на Боумана – ред.). Они стали результатом технологических чудес, которые стали возможны, благодаря космической эре. У нас есть мобильный телефон, компьютер с процессором мощнее того, который обеспечивал полет «Аполлона», печи СВЧ и так далее.
Для нашего поколения такие понятия, как риск и опасность, несут совершенно другой смысл, отличающийся от того, который вкладывалось в эти понятия поколением наших отцов. Я часто задаю себе вопрос: возможно ли было в современных условиях осуществление таких программ, как «Восток» и «Аполлон»? Представьте себе ту смелость и самоотверженность Гагарина, Титова, Шепперда и Глена, садившихся в космические корабли, успешность которых составляла всего 50 процентов.
Одна из главных задач сегодняшнего дня – это, пользуясь накопленным опытом, достойно передать космическую эстафету будущему поколению. Мы должны убедить себя в том, что вне зависимости от затрат, надо осуществить новые космические программы. Чтобы убедиться в этом, надо проанализировать наше общее прошлое в астронавтике.
Я считаю себя ребенком космической гонки. Несмотря на то, что мое зрение пока не позволило мне совершить космический полет, я считаю, что я в свое время участвовал в осуществлении мечты человечества, потому что мне посчастливилось участвовать в самом масштабном международном проекте Интеркосмос. Затем США и Россия решили второй раз испытать судьбу и приступили к реализации программы «Мир-Шаттл». Она стала первой фазой проекта Международной космической станции. В рамках осуществления второй фазы проекта МКС мы совершили немыслимое – страны всего мира объединились для участия в этом проекте. Мы научились работать вместе, взаимодополняя и резервируя критически важную систему. Несмотря на различия в идеологии, мы научились говорить на общем языке.
У нас за спиной 10 лет кропотливой работы по проектированию, созданию и запуску модуля станции и теперь мы на пороге нового этапа – начала выполнения полноценной научной программы. Для того, чтобы воспользоваться вложенными в проект силами и средствами, я считаю, единственным целесообразным решением будет продление эксплуатации станции до 2020 года.
А теперь хотелось бы воспользоваться вашим временем и вниманием, и рассказать о том, какие у нас, как я надеюсь, перспективы на будущее.
Давайте вместе представим первый пилотируемый полет на Марс. Думаю, что это должен быть международный экипаж, который будет использовать корабли, основанные на опыте, полученном как из наших национальных программ, так и из совместной работы на МКС. Этот полет будут обеспечивать с Земли представители очень многих стран. Конечно же, НАСА и Роскосмос будут основными участниками, но, без сомнения, к нам присоединятся наши сегодняшние партнеры и, возможно, другие члены международного сообщества, которые хотели бы пройти через трудности и получить пользу от освоения космического пространства. Но чтобы подготовиться к марсианским приключениям, нам нужно сначала как следует освоиться «в ближайших окрестностях» – попрактиковаться на МКС и на Луне. Если мы будем работать вместе, мы сможем быть уверены в надежности наших систем и возможностей.

Теперь я хотел бы несколько слов сказать о нашей программе «Констелейшн» (Сonstellation). Первый этап этой программы – обеспечение безопасности на корабле Шаттл. Второй этап – разработка и запуск корабля к 2015 году, третий – возвращение на Луну к 2020 году, а также привлечение к этим проектам коммерческих структур.
При создании нового корабля используются существующие технологии. В первую очередь, разгонная система многоразового использования. Первый испытательный полет запланирован на 31 октября 2009 г. У ракеты-носителя Арес-I будет 4-сегментный разгонный блок. В ближайшее время предстоит провести полные огневые испытания. Во второй ступени Арес-I и Арес-V будет использована новая технология. В основу нового маршевого двигателя положен легендарный маршевый двигатель Джи Эф-2. Испытания проводились в 1970 году, но он так и не использовался. Будет установлена двухкомпонентная аварийно-спасательная система. Ее испытания пройдут в ближайшее время на территории одного из заводов, входящих в НАСА, в Новом Орлеане, штат Луизиана.
Задачами нового корабля будут доставка экипажей и грузов на МКС.
Уже ведется модернизация стартового стола. Запланировано создание нового стартового комплекса. Экипажи будущего корабля проходят тренировку, в честности, выполняют виртуальные полеты».

Пресс-служба Роскосмоса (окончательный вариант текста согласован с Марком Боуманом)