Новости

13.04.2010 16:31

Телеканал ТВ-Центр. Гость программы "События. 25 час" - Сергей Пономарев, заместитель руководителя Федерального космического агентства (Роскосмос)

Почему российская космонавтика сейчас больше сосредоточилась на выгодных хозяйственных, а не на прорывных революционных технических проектах? И почему откладывается старт на Марс?

Вера Кузьмина: Почему в Звездном городке до сих пор пользуются тренажерами прошлого века, и поощряет ли сейчас руководство страны амбициозные мечты романтиков-ученых? Все эти вопросы я решила задать нашему сегодняшнему гостю – заместителю руководителя Федерального космического агентства Сергею Пономареву. Сергей Алексеевич, здравствуйте! Ну, прежде всего все-таки хочу поздравить Вас с Днем космонавтики, потому что все-таки есть действительно, что отмечать. Ну, первый вопрос о развитии отрасли. Вот до 90-х годов нам всем все было понятно. Мы – сверхдержава номер один, и мы должны быть первые везде, в космосе особенно. После 90-х тоже все было понятно, спасали, что можно спасти от советского наследия. А сейчас в каком направлении развивается космос?

Сергей Пономарев: Без сомнения, конечно, созданный ранее научно-технический задел, технологии, подходы, они в полной мере все сегодня востребованы и от них нет смысла отказываться, они, в общем-то, актуальны, они живы, они работают в наших современных космических средствах. Это первое. Но вместе с тем, конечно, постоянная работа, причем динамичная идет работа по созданию новых технологий, новых решений каких-то конструктивных. В общем-то, конечно, постоянно идет создание базы для новых поколений космических средств, для подготовки к очередным шагам в изучении космического пространства. То есть, в общем-то, страна готовится к реализации очередных новых масштабных проектов в этой области. Очень часто присутствует понятие «амбициозный проект» вот у нас сегодня. Я думаю, что амбициозность проекта – это критерий, который в большей степени годился для иных условий развития страны и ее положения в мировом сообществе. На сегодня нам, наверное, более значимы такие оценки, как масштабность проекта и его значимость для нации в целом.

Вера Кузьмина: А чем масштабность-то отличается от амбициозности?

Сергей Пономарев: Ну, амбициозность в моем понимании – это несколько такая…

Вера Кузьмина: Лететь на Марс, да?

Сергей Пономарев: На Марс, на Марс. До Марса дойдем. Так насчет вот значимости и масштабности. И вот у нас сегодня, допустим, пример: реализуется программа развертывания и применения системы ГЛОНАСС. Это проект, который привлек к себе массу различных государственных структур, отраслей промышленности, субъектов Федерации, то есть вот вполне значимый и масштабный для страны проект. Далее. Принято решение о существенном развитии и вообще возможностей международной космической станции, будет расширяться ее состав, продлеваться срок эксплуатации, причем это решение не одной России, а всех участников проекта МКС. Конечно, это означает, что это действительно серьезный и значимый проект в развитии мировой космонавтики. Есть наработки и по другим направлениям. Ну, в частности, мы сегодня активно работаем по созданию как бы проектных основ многофункциональной космической системы, которая будет обеспечивать связью и наблюдениями в арктическом регионе. 

Вера Кузьмина: Правильно ли я поняла, что Вы являетесь одним из тех, кто считает, что все-таки пока не время для вложений в то, что, может быть, не окупится завтра, послезавтра, или все-таки это не совсем так? 

Сергей Пономарев: Наверное, все-таки это так. Нужно понимать, что, в общем-то, такие вот крупномасштабные проекты типа пилотировать экспедицию на Марс или даже на Луну – это уровень национального проекта, это задача, требующая напряжения, причем высокого напряжения возможностей всей промышленности, всей отечественной науки, и конечно, сказать, что она легко может быть решена – это далеко не так. То есть нужно расширять как бы группировку в связи, обеспечить нормальной информацией дистанционно с земли, необходимо сделать так, чтоб космос работал на гидрометеонаблюдение. Конечно, есть в этом плане аппараты, но их нужно расширять по составу, по возможностям. И это главная у нас сегодня задача. Мое понимание такое, что, в общем-то, на сегодня нужно сделать то, что от космоса требовалось в первую очередь, при этом создавая одновременно задел под будущие перспективные задачи, которые рано или поздно все-таки встанут как задачи для реализации. 

Вера Кузьмина: Грустно как-то.

Сергей Пономарев: Почему?

Вера Кузьмина: Я вот как-то говорила с одним политиком на совершенно другую тему касаемо политического положения, в одной из наших ближайших стран, и вот он мне сказал такую вещь: «Ну, что вот вы все говорите: флот, флот! Хутору флот не нужен». Неужели мы тоже скатимся до положения вот такой страны, которой там космос не нужен вообще, может быть, потом еще чего-нибудь не нужно?

Сергей Пономарев: Необходимость космоса и все, что вокруг него, в общем-то, никогда сомнений-то не вызывало. И нынешнего поколение, и политиков, и ученых, и администраторов надо понимать значимость космоса в решении конкретных задач земного уровня. Здесь никаких сомнений, либо вопросов не возникаем. И более того, более того, все, что мы можем себе позволить, исходя из рамок финансовых, финансирования, технологий, возможностей промышленности мы попытаемся это все задействовать так, чтобы возможности в космосе были, ну, максимально соответствовать тому, что нам необходимо и то, что, может, уже имеет кто-то за рубежом. Вот такая ситуация. 

Вера Кузьмина: Хотела бы в конце программы задать вопрос, может быть, очень обывательский и очень дурацкий, ну, уж простите заранее. Вот когда смотришь там те же фантастические фильмы или там читаешь просто газету, отнюдь не научную, вот видишь там какой-то суперсенсационный снимок, сделан аппаратом НАСА, сообщение о открытии ученых, обязательно НАСА, о героях фантастических фильмов, везде будет НАСА, НАСА, НАСА, НАСА. А что же Роскосмос там себя плохо пиарит? Ведь, в конце концов, ну, те же там Королев, Цандер, Челомей, они когда-то были 10-летними пацанами, которые просто в какой-то момент чему-то так удивились, что захотели вот пойти и дальше заниматься этим. Мы можем вот сейчас восьми, семилетних чем-то удивить?

Сергей Пономарев: Значит, я не думаю, что здесь агентство себя как-то загоняет в угол и не уделяет достаточного внимания вот как бы вот продвижению или промоушену своих вот достижений, своих возможностей и всего остального. Ну, я думаю, что за рубежом это направление всегда было более сильно как бы, да, как бы внешний аспект любой работы, в том числе и вот связанной с космосом. 

Вера Кузьмина: Вот на Байконур один раз пустить посмотреть, пофотографировать запуск ракеты. Да после этого, сколько народу ломанется вообще в космос!

Сергей Пономарев: Бывает очень много людей, причем самых таких разноплановых. И я думаю, что здесь мы этот вопрос не упускаем, я думаю, что не упускаем.

Вера Кузьмина: Ну, что ж, спасибо, что нашли время к нам сегодня прийти!

 

www.tvc.ru

 

(видео)

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".