Новости

14.04.2010 11:14

Мы все еще делаем ракеты

В канун празднования Дня космонавтики корреспондент “МК” задал несколько вопросов главному конструктору подмосковного научно-производственного объединения (НПО) “Энергомаш” Борису Ивановичу Каторгину

Прошло уже почти полвека со дня первого в мире реального космического полета. Многие сегодня спорят, действительно ли Россия до сих пор сохраняет лидирующие позиции космической державы? Сторонники одного лагеря считают, что мы давно отстали и не идем вперед, потому что не имеем четких задач в области космических исследований. Другие уверены в том, что наша страна не растеряла былую мощь и что российская космонавтика даже становится высокотехнологичным бизнесом. А чтобы это направление развивалось эффективно, необходимо снизить стоимость полета в космос до нескольких млн. долларов.

В канун празднования Дня космонавтики с вопросом, мнение какого лагеря ближе к истине и почему, “МК” обратился к главному конструктору подмосковного научно-производственного объединения (НПО) “Энергомаш” Борису Ивановичу Каторгину. Выбор был сделан не случайно, ведь работы этого известного ученого в сфере создания жидкостных ракетных двигателей обеспечили мировой приоритет России. А само предприятие участвует во многих значимых российских космических программах.

— Борис Иванович, чем сегодня может гордиться наша страна в области космонавтики?

— Во-первых, сейчас мы разрабатываем новую космическую ракету-носитель “Ангара”. Развитие этого направления — шаг вперед по сравнению с существующими ракетно-космическими системами России. Уже проведен ряд успешных стендовых огневых испытаний. Такую работу можно отнести к успехам нашего государства.

Во-вторых, идут активные мероприятия по воссозданию полной орбитальной группировки по системе ГЛОНАСС, чтобы она работала эффективно и охватывала все необходимые районы земного шара. Такая система уже используется на торговых и рыболовецких судах. Слышал, что в ближайшее время в Мурманской области региональное министерство транспорта планирует внедрить ее для контроля над пассажирскими перевозками. Такая система поможет городским службам не только отслеживать работу и местоположение каждой единицы пассажирского автотранспорта в реальном времени, но и регулировать соблюдение расписания, оперативно реагировать на любые изменения или форс-мажорные обстоятельства в работе пассажирского автохозяйства. Она может быть подключена и к коммунальной технике, медицинскому автотранспорту и др.

В-третьих, мы сохранили пилотируемую космонавтику и по-прежнему в этом направлении лидируем. Международные космические станции (МКС) обслуживают наши космические корабли, спутники зарубежных стран запускают наши ракеты-носители. Совсем недавно, 2 апреля, с космодрома Байконур был осуществлен пуск ракеты-носителя “Союз-ФГ” с пилотируемым космическим кораблем “Союз ТМА-18”. На его борту полетел экипаж очередной экспедиции на МКС в составе россиян и американки.

— А к разработке ракеты-носителя “Союз-ФГ” вы имеете отношение?

— Вообще, ракета-носитель “Союз-ФГ” предназначена для выведения на околоземную орбиту автоматических космических аппаратов социально-экономического, научно-исследовательского и специального назначения. Для повышения удельного импульса двигательных установок и увеличения грузоподъемности носителя на блоках I и II ступеней используются модернизированные двигатели с новыми форсуночными головками. В разработке этой форсуночной головки было использовано одно из изобретений, соавтором которого являюсь и я. Это изобретение обеспечило более устойчивую работу камер сгорания и двигателя в целом. В форсуночной головке есть устройство, которое устраняет высокочастотное колебание давления в камере сгорания.

Если обобщить, то я считаю, что двигательная технология является уникальной и особенной. Ведь электроника универсальна, одни и те же чипы стоят и в стиральных машинах, и в сложных компьютерах. А двигатель имеет способность развивать огромную мощность, благодаря которой все летает. Не будь двигателя — не было б и Дня космонавтики. К сожалению, многие специалисты в области инженерно-космических разработок недооценивают роль двигателя в космонавтике. Еще Валентин Петрович Глушко доказал действенность выражения “Нет двигателя — нет ракеты — нет услуги”. Только когда был создан хороший двигатель, Россия резко рванула вперед. Вот и сегодня наши изделия в области ракетодвигателестроения находятся на высшем мировом уровне, а НПО “Энергомаш” внесло в их разработку достойную лепту.

— Какие проблемы сегодня существуют у предприятия “Энергомаш”?

— Чтобы удержаться на мировом рынке с нашими изделиями, нужно постоянно их совершенствовать и вести новые разработки, т.е. стремиться вперед. К сожалению, в настоящее время новых проектных разработок мало. Кадровый состав устарел, а молодежь покидает предприятие из-за относительно низкой зарплаты. И вроде бы все для этого есть, например, финансирование американцами нашего долгосрочного контракта на поставку двигателей РД-180 и другие источники. Поэтому необходимо совершить коренной перелом в отношении достойной оплаты труда молодых специалистов, иначе серьезных успехов в будущем ожидать не придется. Хорошие кадры необходимо сохранять. Конечно, этот вопрос должен заботить и совет директоров нашего акционерного общества НПО “Энергомаш”, где 80% акций принадлежит государству, и руководство “Роскосмоса”. Многие решения зависят от них.

— А на чем в первую очередь может сказаться текучка кадрового состава на таком стратегически важном предприятии страны?

— Думаю, что может произойти ослабление в сфере качества и надежности наших изделий. Сейчас такая тенденция, к сожалению, уже существует, а это способствует развитию негативных последствий. Ведь та техника, которая летает, включая авиа- и ракетные двигатели, требует совершенно тщательного контроля, жесткости нормативных документов. Она требует строжайшего наказания за отступление от конструкторских и эксплуатационных нормативов и т.д. Конечно, старая гвардия, старые школы выдерживали все эти параметры, обеспечивали качество на высоком уровне. К сожалению, многие из старшего поколения покинули предприятия, кого-то “ушли”, — все это ослабило наши позиции. Какой-то костяк кадров, правда, еще остается, мы еще учим молодежь тщательности работы, но ситуация складывается так, что молодежь уже слабо задерживается на предприятиях, подобных нашему. Это большая проблема вообще для нашей промышленности, особенно оборонной.

— А в какие отрасли уходят молодые специалисты?

— Молодежь расходится по муниципальным структурам — это водоканалы, горгазы. Уходит в торговую сферу: молодые ребята обслуживают гипермаркеты. Наши специалисты, к сожалению, находят широкое применение в области создания программ по наиболее выгодному перемещению товара. Получается, работа в подобных отраслях для них более выгодна. Это очень печально. Государство обязано обратить на это внимание.

— А в вашей жизни были периоды, когда была возможность заняться другой работой?

— Сколько угодно. В свое время я был депутатом 1-го съезда народных депутатов, председателем комиссии по гражданству при президенте. И все это без отрыва от основной деятельности. Тогда мой рабочий график был очень плотным. А когда я стал гендиректором “Энергомаша”, мне вообще предлагали переехать в Москву, но я отказался и остался в Химках. Много раз мне предлагали оторваться от производства и заняться другой работой. Даже когда я только окончил институт, меня приглашали на должности в горком, райком, но я категорически отказывался, и об этом не жалею. Мой ответ был прост: “Я — инженер и от своей стези не отступлю ни на шаг”. В другой работе я себя просто не мыслю, потому что не приспособлен. Создавать, изобретать, внедрять — это мое, мой хлеб.

Заниматься любимым делом — большое счастье.

 

http://www.mk.ru/science/article/2010/04/13/467464-myi-vse-esche-delaem-raketyi.html

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".