РОСКОСМОС-СПОРТ

23 сентября 2021 года
23.09.2021 18:28

И в первом, и во втором полете муж летел до МКС двое суток. От момента старта до момента стыковки проходит почти пятьдесят часов, и корабль за это время совершает 34 витка вокруг Земли. Хотя ко второму Олегову полету, который состоялся осенью 2016 года, уже была опробована быстрая четырехвитковая схема полета, «Казбеки» все-таки полетели по длинной. Первым же по короткой летел экипаж Павла Виноградова еще в марте 2013 года. Они состыковались с МКС менее чем через шесть часов после старта.

Когда позже я брала интервью у Павла Владимировича, то, естественно, поинтересовалась у него, лучше ли короткая схема, на его взгляд, чем традиционная на тот момент двухсуточная.


«Лететь по короткой схеме, безусловно, быстрее, лучше, комфортнее, — услышала я от него. — Если вы помните, очень давно у нас были подобные попытки, правда, неудачные. Как бы мы не хвалили „Союз“, конечно, он маленький. По большому счету, это спасательный корабль. Хоть он и оснащен всем необходимым, но это не комфортабельный „космический лайнер“, в котором можно было бы спокойно летать двое суток».

Я читала, что на каждого члена экипажа в спускаемом аппарате приходится всего по 0,5 кубометра свободного пространства, а если учитывать и бытовой отсек, то 1,2 кубометра. Очень мало!

Когда заговаривают о быстрой схеме, то сразу возникает вопрос: а почему именно четырехвитковая? Оказывается, космический корабль было нужно вывести к МКС до шестого витка, поскольку по данным медиков, как раз после шестого-седьмого витков у космонавтов начинается самый тяжелый период в адаптации к невесомости.

Кроме того, во время полетов по длинной схеме было необходимо подзаряжать аккумуляторы, для чего приходилось уходить на так называемую солнечную закрутку. И большинство специалистов сходятся во мнении, что это очень тяжелый режим для экипажа. И каким бы устойчивым вестибулярным аппаратом человек не обладал, его это здорово выматывало.

Баллистикам удалось разработать такую траекторию, которая «с одной стороны, приводила корабль к МКС всего через пять с половиной часов, а с другой — позволяла в случае необходимости спокойно перейти на двухсуточную схему». И по крайне мере один такой случай я помню (хотя, вполне возможно, что были и другие). Когда в марте 2014 года стартовал экипаж Александра Скворцова, то изначально планировалась короткая схема. И уже в процессе полета было принято решение перейти на длинную. В прессе тогда писали, что причиной «стал сбой в системе ориентации корабля» (когда дело касается такой сложной техники, безусловно, может случиться всякое). Спустя двое суток «Союз» успешно состыковался со станцией.

У этой короткой схемы все же есть свои минусы. Несмотря на то, что время полета сократилось, рабочее время членов экипажа увеличилось — от момента подъема на Земле и до момента стыковки с МКС проходило примерно 16-18 часов, 11 из которых космонавты проводили в скафандрах. Получалось, на станцию экипаж прилетал сильно уставшим.

На момент нашей беседы с Павлом Виноградовым, по его словам, ресурс корабля позволял летать и по длинной и по короткой схемам: «У нас прекрасная автоматика, которая позволяет считать всю орбиту на борту.» Кстати, именно тогда, а это был 2014 год, он мне рассказал, что специалисты задумываются о том, чтобы лететь еще быстрее, за два с половиной часа: «И это реальность, а не фантастика! Правда, этому должен предшествовать длительный процесс наземной обработки. Но как только все будет отточено, будем выходить на руководство с предложением».

Безусловно, при коротких схемах значительно возрастает нагрузка на Центр управления полетами — их работа должна быть четкой, как швейцарские часы, хотя она такая и есть.

И вот сейчас Олег летел уже по двухвитковой схеме — сверхкороткой. То есть до момента стыковки со станцией его корабль совершил два витка вокруг Земли. Вся «дорога» заняла 3 часа 25 минут. Я с дочками в это время находилась в королевском Центре управления полетами. Мы следили за всем происходящим, так сказать, в прямом эфире. К слову, когда Яна училась в университете в Москве, то от дверей дома до дверей своего общежития, где она тогда жила, ей приходилось ехать на трех видах транспорта практически столько же.

Олегов экипаж стал вторым, кто «добирался» до станции так быстро. Первыми осенью прошлого года стали Сергей Рыжиков, Сергей Кудь-Сверчков и Кэтлин Рубинс. Их путь до МКС занял тогда всего три часа три минуты.

... Семь лет назад в той беседе Павел Виноградов рассказывал мне и еще об одной задумке — сократить предстартовую подготовку. Сейчас от момента подъема экипажа до посадки в ракету она занимает шесть с половиной часов. «Было бы неплохо уплотнить этот отрезок часов до трех, — заявил Павел Владимирович. — Пока это только в мечтах, но, думаю, что когда-нибудь мы к ней придем».

На сегодняшний день эта задумка продолжает оставаться мечтой. Насколько я знаю у мужа в этот раз предстартовая подготовка была такой же, как и перед прошлыми двумя полетами.

И как раз в день старта 9 апреля Гендиректор Роскосмоса Дмитрий Рогозин заявил, что уже в следующем году может быть опробована одновитковая схема стыковки космического корабля со станцией. Естественно, для начала на грузовике «Прогресс» и только потом уже на пилотируемом «Союзе».

Ваши комментарии:

Оставить комментарий

Текст комментария

Введите код с картинки: